?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Продолжение. См. все части: 1,   2,   3,   4,   5,   6,   7,   8,   9,   10,   11,   12,   13,   14,   15,   16,   17.   18.

воспоминания ученика Веры Августовны в Нижнем Тагиле  Г. Г. Угодникова

 

Георгий Георгиевич был одним из учеников в период жизни Веры Августовны в Нижнем Тагиле после освобождения в 1950 году из лагеря.

«Подростком я обучался (ф-но) у Веры Августовны в числе нескольких учеников. Это был для В.А. способ дополнительного заработка. Речь идёт о нижнетагильском периоде жизни В.А., до её переезда в Свердловск в связи с получением возможности работы в Свердловской филармонии. <…>

Встречал в прессе высказывания, что у В.А. не было учеников. Это верно в том смысле, что известных пианистов она не воспитала. Это и не могло осуществиться <…>. Реальность состояла в том, что нужно было выживать, делать то единственное, что она умела - заниматься музыкой, хотя бы не с вундеркиндами, а с заурядными детьми. <…> В пятидесятые заработок вне контроля государства был преступен. Надомная портниха жила в страхе и конспирации. Для В.А. возможность заработать, приходя к ученикам на дом (где её и покормят), держалась на том, что родители были из образованных, из технической интеллигенции, большей частью - из начальствующего состава. И относились к В.А. с той степенью уважения, с какой были способны осознать масштаб её личности, дарования, трагедии судьбы. <…>

Занятия с В.А., её музыка – частичка моей жизни, что-то во мне сформировало. Мои впечатления - из подросткового возраста. Трудно разделить, что от Веры Августовны, что от рутинной длительной работы за ф-но.

Во всяком случае, Большой зал Московской Консерватории, другие филармонические заведения надолго стали обязательным элементом моих потребностей.

Первая моя живая музыка, моя "попса", - это не Битлы, не рэперы и Децлы. Это домашние концерты, которые устраивала В.А. после музыкальных отчётов учеников. Лист, Мусоргский... Она готовилась вернуться к сольной деятельности, репертуар её был необъятный. Играла то, что просили продвинутые родители.

Недолгий нижнетагильский период в жизни Веры Августовны мог бы оказаться <…> более интригующим, чем относительно благополучный, завершающий в Новосибирске. Здесь – возвращение на свободу, рояль, тренинг, встраивание в нормальную жизнь. И богатый контекст для анализа – послевоенное время в городе, которому можно по праву отдать значительную долю от «брэнда» «Урал – опорный край державы». Первые годы на воле после лагерей, уникальный на планете (признано ЮНЕСКО) город-завод и его люди. Время менялось, но не менялись стиль и напряжение жизни. С петровских времён город жил по принципу «давай-давай!». Вечно на пределе человеческих сил.

Уникальные богатства, железо, медь, леса для древесного угля, река как источник энергии и как транспортная артерия, малахит и мрамор, золото и платина. Всё это сделало город, демидовское гнездо, объектом фантастической эксплуатации, в особенности, во времена СССР. Город рудников, металлургического комбината, военных заводов, коксовых батарей, агломерационных фабрик и хим. заводов.

Хрестоматийный портрет Нижнего Тагила: первые в России паровоз, велосипед, знаменитые нижнетагильские танки, лучшие танки ВОВ. И это далеко не всё. 

Когда там обживалась Вера Августовна, город, не отдыхая от перенапряжения военных лет, наращивал производство. «Давай-давай!». Стране нужна руда, кокс, агломерат, нужны балки, колёса, снаряды, - нужно всё! БОльшая часть грузов в стране перевозилась по тагильским рельсам, в тагильских вагонах. Выкачивались и недра, и человеческие ресурсы. Ночами облака и дымы над городом полыхали багровыми отсветами. (Когда началась ядерная гонка, кажется, ещё до того, как отслеживали летящего чуть не в стратосфере Пауэрса на У-2 и решили сбить его над Свердловском, в Н.Тагил приехала какая-то комиссия, посмотрела с горы на это световое шоу космического масштаба, ахнула, всё прикрыли крышами, и ночью стало скучновато – обычный город!)

Каким образом всё это относится к судьбе В.А.?

Во-первых, отчасти понятно, почему она в лагерной одежде появилась именно в Н.Тагиле.

Во-вторых, поясняет, среди каких людей ей пришлось заново осваиваться в практически чужой стране.

Возможно, на волю её выпустили в Н.Тагил, а не в казахстанскую степь, потому, что пианистке нужен был хотя бы не областной, но - город, с возможностью работать, и потому, что город был закрытым, вдали от границ и возможных связей с иностранцами. (Н.Тагил и средствами ПВО был прикрыт, по-моему, одновременно с Москвой).

Или по естественному бюрократическому течению дела: Тагил был окружён ТАГИЛЛАГом, щупальца его были и в самом городе.

Вере Августовне, возможно, повезло. Варианты поэтапного перехода от лагеря к воле бывали гораздо хуже.

Карту ТАГИЛЛАГа я увидел, когда у меня уже были внуки. В школьном возрасте это не осознавалось. Обычный семейный мальчик, гордящийся городом (танковый завод, гора Высокая – с этим связаны мои родители и моё детство) и страной-победительницей. Но! Особой наивности не было.

Взрослые не могут создать для детей полностью изолированный мир, дети дышат той же атмосферой. А пленных, заборы с вышками, колючую проволоку, колонны с вооруженной охраной, - кто ни видел в те времена?

Это я к тому, что лагерное прошлое В.А., приходящей к нам в дом, воспринималось мной, ребёнком, просто, естественно, если уместно это слово. Ни настороженности, ни острого чувства жалости, ни, тем более, ощущения, что приходит виновный в чём-то человек.

Что точно было, так это некоторая скрытая мальчишеская гордость причастности к необычному человеку. Как будто добавочно к музыке и к «французскости» у неё был знак некого отличия, который не принято обсуждать. (Кстати, что мать – испанка, это помню с детства из разговоров о В.А.). <…>

Посмотрел видеоролик - старик Вл. Горовиц. Увидел великого пианиста близко. К подъехавшей машине продирался сквозь толпу озабоченный директор Зала, сын Соллертинского-старшего. Самое сильное личное впечатление от телевизионной записи (то же самое очередной раз повторяется, когда смотрю видеоролик) – с такой постановкой рук играть невозможно! Провисающие кисти, плоские пальцы! Из зала так хорошо руки пианистов не видны.

К теме – В. Лотар. Всякое лыко в строку! Ролик лишний раз напомнил, что мне необходимо будет несколько фраз сказать о руках Веры Августовны. Сотни раз они мелькали на клавиатуре перед моей ученической физиономией. И никакого впечатления «изуродованных», «скрюченных», «красных» и пр., и пр. они не производили. А вот постановка рук – абсолютно классическая, эталонная. Потому я так бурно и реагирую на кадры с великолепным Горовицем».

письмо Нинель Семеновны Пляцковской

 Георгий Георгиевич Угодников приводит выдержки из письма Н. С. Пляцковской любезно откликнувшейся на его призыв прислать какие-либо воспоминания о Вере Августовне. Нинель Семеновна работает в Санкт-Петербургском государственном музее театрального и музыкального искусства, а в первые свердловские годы Веры Августовны была в контакте с ней, в частности они вместе отметили первый концерт в Свердловской филармонии! Кроме того, она напомнила Георгию Георгиевичу о сестрах Гуськовых, хорошо знавших Веру Августовну.

 «Знаете ли Вы, что существует документальный фильм о Вере Августовне? Он прошел не очень замеченным, его показывали по ЦТ в первые дни путча 1991 г. Помню, что сценарий писал Леонид Гуревич (Москва), а режиссер и вся съемочная группа были из Новосибирска (фамилию режиссера, к сожалению, не помню). Фильм делался с подачи В. Мотыля, т.к. художественный фильм «Руфь» (идею которого тоже подал В. Мотыль) очень далеко отстоял от подлинных фактов жизни В.А. В этом фильме среди других (С. Соловейчика, В.Мотыля, я тоже там мелькаю) принимали участие сестры Гуськовы – Ангелина Константиновна и Татьяна Константиновна. Они обе тагильчанки. Это была интеллигентнейшая семья, с которой В.А. очень дружила. А.К. Гуськова стала крупнейшим специалистом в области лучевой болезни. Естественно, работает (надеюсь) в Москве. Татьяна – историк, начинала в Краеведческом музее в Тагиле. Возможно, потом объединилась с сестрой. (Сейчас вспомнила, что Булат Окуджава учился с Гелей Гуськовой в одном классе и в своем биографическом романе «Упраздненный театр» пишет о ней с большой теплотой. Согласитесь, что для любого человека это особый знак качества). Обе были очень привязаны к В.А. Если Вы собираете материал о ней, то их пропустить невозможно. У меня нет их координат, но в фильм они попали по моей настойчивой рекомендации. Режиссер их без труда нашел. Конечно, эти сведения относятся не к сегодняшнему дню. В таких случаях всегда страшновато. Но и обойтись без упоминания этих имен я не могу. Извините, если все это Вам известно».

О жизни в Барнауле


           Неожиданно пришел комментарий от человека, который знал Веру Августовну в Барнауле [info]mikhai_dun . Привожу его полностью:

            Это замечательно, что Вы написали о Вере Августовне Лотар-Шевченко. Я с ней встречался, когда работал по распределению после окончания Ленинградской консерватории, в Барнауле.

Я, как педагог музучилища, музыковед, организовал её концерты в училище. Эти концерты шли с моими комментариями. Два концерта посвящены были Дебюсси, один Шопену. С ней было легко и весело, особенно ( мы вместе смеялись!), когда мы обговаривали порядок исполняемых пьес и на что обратить внимание.

Михаил Александрович Дунаевский. Фотография 2009 года

Её "своеобразный" русский,заполненный французским, представлял известную трудность, так что нам приходилось весело прыгать через слова и смыслы. Моё "знание" французского помогало лишь определять смысловые точки благодаря музыкальным терминам.

Концерты на ура принимались ученической аудиторией. Несколько вступительных слов и небольших комментариев я говорил и на её концерте в барнаульской городской библиотеке. (Играла на пианино!).

А как-то, однажды, зайдя в магазин, чтобы выпить чашечку кофе, я услышал знакомый смех. Это смеялась Вера Августовна. Но чему? Она случайно, выходя из этого магазина, уронила авоську и разбила два десятка яиц, только что купленных. Я подбежал к ней, но она со смехом - "Не надо, не надо"- отказалась от моей помощи.

Всё о чём я пишу - мелкие факты. Но для меня они согреты тёплым и дорогим воспоминанием о большом музыканте, прекрасной пианистке, о таланте и мастерстве которой можно - несмотря ни на что - было судить по её выступлениям.

Я был в Барнауле в 1962 - 1965 гг. Потом вернулся в Ленинград. И здесь, конечно, я был на её концерте в Капелле. Но... постеснялся подойти.

Михаил Александрович Дунаевский в 1962 году

Это замечательная, героическая женщина, изумительная по своим человеческим качествам, лёгкая в общении (конечно у нас было общение, прежде всего, профессиональное) и, конечно, музыкант, музыкант...

 Очевидно, это свидетельство несколько меняет мое первоначальное мнение о том, что Вера Августовна в Барнауле погибала. Талант – он и в Африке талант. Видите, как ее принимала ученическая среда!


Продолжение следует

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
stroler
Jun. 17th, 2010 02:55 am (UTC)
Вот видите, дорогой М.С. - что такое ЖЖ!!! И енизкий Вам поклон, что Вы собрали и обработали это всё - портрет Веры Августовны "заиграл".
А мне пришёл тоже коммент, автор которого далее замолчал, но коммент любопытный. Вот он:
пара каментов
shapoval
2010-06-16 08:00 am UTC (от 91.76.146.109) (ссылка) Выбрать
В.А. примерно в 1977-1979 говорила не только о памяти русских женщин, но и советовала одной француженке, вышедшей замуж в академгородок, ни в коем случае не отказываться от франц. гражданства.
Часто рассказывала сюжет из своего африканского детсва, как ее чуть не съел крокодил, а папа его подстрелил своевременно.
Лет в 15, уже известную пианистку, какой-то мошенник-антрепренер завез ее в США с гастролями и бросил без денег, она жила в отеле, пока за ней не приехали.
Учила городковских дам смешивать "пополам" из сливочного масла и рокфора и запекать тосты.
Как-то она пришла в ресторан Дома ученых в новом платье и заметила, что официантки в платьях из той же ткани, ушла без ужина.
Выливала ежедневно кружку воды под рояль, так как в квартире была недостаточная влажность.
Страшно не любила ответ на вопрос о ее игре "хорошо". Негодовала и добавляла, что по-русски хорошо - это ничего.
Было бы неплохо, если б кто-то более осведомленный взялся это изложить. Это был феномен застойного городка. Как ручные белочки и оркестр А. Каца, говарившего, как молва передает, что лучше играть перед алкашами из Бердского радиозавода, чем перед городковской публикой.
Написалось, не тереть же.

mikat75
Jun. 17th, 2010 05:00 am (UTC)
Очень любопытный коммент. Я посмотрел в инфо. ее зовут Светлана, и она филолог. Там есть ее e-mail, и я уже послал ей письмо. Кое-что из ее баек я знал, но не все. Знал и француженку Мишель, которой на экзамене в Пед.институте преподаватель сказал. что у нее плохое французское произношение (у нее был замечательный парижский акцент), о которой она пишет. После этого экзамена, она грозилась взорвать пединститут. Мишель ни за что не хотела уезжать из СССР, поэтому когда она рассталась с первым мужем, быстренько вышла замуж снова. Про Каца я тоже знал. Вообще в Доме ученых на первых рядах всегда сидели торговые работники. И про крокодила знал тоже, - она всем рассказывала. Я слышал, наверное, раз пять.

Edited at 2011-11-30 09:21 pm (UTC)
mikat75
Jun. 17th, 2010 06:42 am (UTC)
А вот и ответ от "Светланы":
"Прошу прощения за паузу, сижу в сети много, но по другим поводам.
Я не могу много рассказать, бывал иногда приводим на концерты, не концерты, а посиделки у нее дома, будучи студентом К.А. Тимофеева. Вот несколько сюжетов вспомнил.
Да речь была о Мишель.
А вот про крокодила и Штаты больше ничего и не вспомню
С уважением
в ш"


Edited at 2011-11-30 09:17 pm (UTC)
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

best
mikat75
Михаил Самуилович Качан
Прошлое и настоящее

Latest Month

May 2016
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono