?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Продолжение. См. все части: 1,   2,   3,   4,   5,   6,   7,   8,   9,   10,   11,   12,   13,   14,   15,   16,   17.   18.

 

Юрий Валерьевич Данилин

 
            В книге журналиста Юрия Валерьевича Данилина «Портреты по памяти» есть глава о Лотар-Шевченко. Привожу ее почти без купюр.


            …Иногда к ней возвращалось французское легкомыслие. К моему большому удовольствию. Она, например, прикатила в предновогодний вечер в корпункт «Комсомолки» на такси (двадцать пять километров от Академгородка) и с порога объявила: «Будем кутить». «Давайте здесь», — предложил я, понимая, что такое предпраздничная ночь в городе. Но никакое понимание Веру Августовну никогда не интересовало. «Здесь надо работать, а не кутить», — сообщила она мне голосом отсутствующего главного редактора. Мы сели в какой-то случайный, но дорогой рыдван и ездили по городу в поисках романтического места. Надо заметить, что при знании многих языков ей почти не давался русский. Так что романтическое название мы могли бы искать до утра. Наконец владелец рыдвана начал посматривать на нас с нескрываемой ненавистью. А Вера Августовна как ни в чем не бывало осведомлялась: «Что это значит — «Волна»?». Я уж собирался объяснить, что хуже в городе ничего нет, как проклятый рыдванщик, давно мечтающий нас высадить и не знавший как, запел елейным голосом: «Это море такое, брызги, вода, фейерверк…». Конечно, мы немедля десантировались. И мои уговоры не помогли.

Входим: нормальная грязноватая городская забегаловка — синюшные лица, дым коромыслом. Она огляделась и говорит: «Здесь нет рояля». «Господи, — думаю я, — хорошо, если моют посуду хотя бы раз в день». Старенькая каракулевая шубка держалась на ее плечах как горностаи. Она умела быть заметной. И скоро пьянчужки из «Волны» притихли и стали с тревогой на нее посматривать. Женщин в зале было очень мало. А такой они и вообще никогда не видели. И тревога их оправдалась. Она обратилась к ним непосредственно. «Месье, — сказала она, — есть водка — нужен рояль!». И что вы думаете — тут же поднимаются два «месье», ни слова не говоря, берут бутылки «Посольской» и уходят. В ночь. Навсегда, думаю я, зная местные нравы. И ошибаюсь.

Уже минут через двадцать мы видим в окно, как через трамвайные пути катят приличного вида кабинетный рояль. Выменяли на водку у сторожа соседнего дворца культуры. Не «Стенвей», конечно, но вполне пригодную «Эстонию».

В новогоднюю ночь в богом забытой «Волне» в промышленном районе Новосибирска играют Брамса. И как!.. Ни на кого не обращая внимания. Поразительно. Я не вижу синюшных лиц. Явилась вся кухня, швейцары, гардеробщики и, стоя полтора часа, благоговейно слушают музыку. С ума можно сойти. Не «Волна», а зал Дворянского собрания. И ручку целуют галантно, и машину находят мгновенно, и трогательно прощаются. Нет, я не знаю своего города!

Зато я вполне узнаю его, когда срываются ее концерты. Сознательно. Филармонический начальник из бывших строителей не любит Лотар-Шевченко. Как и консерватория, и руководитель местного симфонического оркестра. И уверяет всех, что нет нужды в ее концертах. Ну, играет в Москве и Ленинграде — на здоровье. А мы, дескать, обойдемся.

 Под давлением общественного мнения концерт все-таки назначается, и не где-нибудь, а в Большом зале театра оперы и балета. Все прекрасно. Но за день она вдруг звонит и с несвойственной ей тревогой говорит, что у нее ощущение провала: никто не придет.

Ее беспокойство передается мне, и я бегу по городу посмотреть, где афиши. А их нет. Есть только одна, внутри театра, у касс. Такое вероломство трудно было представить. Не знаю, как повлиял бы на нее перенос концерта. Не представляю, что можно успеть сделать.

Звоню Мише Черемных, молодежному деятелю, на самый крупный в Новосибирске завод «Сибсельмаш», и он обещает помочь. Бегу к главному воинскому чину с просьбой издать приказ: весь гарнизон — в театр! Чин в ужасе и уверяет меня, что таких приказов в природе быть не может. Рассказываю о Лотар-Шевченко. Он зовет адъютанта и велит сделать то, что нельзя написать в приказе. Обещает быть сам с семьей и друзьями.

Вечером театр блещет разномастными звездами. Свободных мест нет. Вера Августовна играет Бетховена. Как всегда, блестяще. И, как всегда, меня поражает тот факт, что даже случайно собранные люди способны воспринимать ее музыку глубоко и серьезно. Как будто звезды надели на студентов консерватории или музучилища. Успех ошеломляющий. Военные люди вырвали всю клумбу у театра, засыпали исполнительницу не только цветами, но и землей.

А она спрашивает после концерта: «Вы не знаете, почему в зале было так много милиции?». Все звезды для нее — милиция, охрана… <…>

На ее концерты в обеих столицах билеты в первый ряд не продавали. Места здесь предназначались для тех, с кем разделила она страшные лагерные годы. Пришел — значит, жив.

Юрий Валерьевич Данилин. Более поздняя фотография

 Все, что пишет Юрий Валерьевич, очень похоже на Веру Августовну. Да, она была именно такой, совершенно непредсказуемой, напористой, когда речь шла о музыке, оставаясь всегда гордой и свободолюбивой француженкой. 

рояль на нарах

 Но вот я хочу привести некоторые выдержки из выступлений на радио «Свобода» 5 января 2006 года: http://archive.svoboda.org/programs/otb/2006/OBT.010506.asp . 

Юрий Данилин: «Когда я поехал искать место ее заключения, через много лет, тогда уже никаких лагерей не было, я нашел эти нары с ее клавиатурой. Вот когда он работала на кухне, и когда жизнь была уже совершенно невыносимой, она вырезала эту клавиатуру деревянную кухонным ножом. У нас в государстве все, что угодно может потеряться, но нары с клавиатурой все-таки сохранились через много-много лет. Я глазам своим не поверил. Я решил, что кто-то начитался материалов Лотар-Шевченко и изготовил наглядное пособие. Оказалось, это первозданные нары Веры Августовны. Я ей рассказывал, она хохотала. Она тоже не могла поверить в то, что это возможно. Видимо, они так до сих пор и стоят. Вообще она сидела в трех лагерях. На Сахалине, в Норильске и в Нижнем Тагиле».

 Мне эта история представляется совершенно невероятной. Тем более, что я не понимаю, как можно было кухонным ножом вырезать клавиатуру в бараке на нарах. Вера Августовна никогда этого не рассказывала. Светлана Рожнова, пострадавшая как подписант знаменитого письма 46, хорошо знала Веру Августовну, часто бывая у нее дома. Она написала, что Вера Августовна играла на расчерченном столе. Моя жена, Люба лично слышала, что Вера Августовна играла на доске. С легкой руки Юрия Данилина появились заголовки статей о Вере Августовне «Рояль на нарах».

И второе. Если уж Юрий Данилин нашел этот барак и эти нары (кстати, где? В Нижнем Тагиле, в Норильске или на Сахалине?), то как он мог не забрать с собой этот барак или, по крайней мере, эти нары. Это же драгоценнейшая реликвия прошлого!

молотить по клавиатуре пятками и послать академика Лаврентьева за пианисткой

 К следующему эпизоду у меня претензий нет. Наоборот, очень интересно. То, что произошло,  очень похоже на ее возможную реакцию.

Ведущий передачи Сергей Самойленко: В Нижнем Тагиле Веру Лотар-Шевченко встретил режиссер Владимир Мотыль, который приехал организовывать там музыкальный театр. Он взял Веру Августовну на работу в этот театр.

Юрий Данилин: Как она бастовала, когда он в пятый раз заставлял какого-то безграмотного человека спеть, она надевала на голову сачок и молотила по клавиатуре пятками. И не привыкшие к выражению французских чувств наши люди с удивлением смотрели. Форма протеста была совершенно необычной. И вот Владимир Яковлевич понял, что он имеет дело с очень серьезным музыкантом, и что эти таперские обязанности надо как-то смягчить, чтобы это не так было для нее явно и не так оскорбительно. 


Но вот дальше мы наблюдаем полет фантазии.

 

Юрий Данилин: Далее, в Барнауле, Сима Соловейчик, спецкор "Комсомольской правды" написал очерк "Пианистка". Сам он не шибко разбирался в музыке, но у него был очень острый слух на все хорошие человеческие движения души. Он написал чудный очерк, вся страна прочла, в том числе прочел Ляпунов и Михаил Алексеевич Лаврентьев. Он не поленился и полетел в Барнаул. Тоже, надо сказать, не самый музыкальный город. И Вера Августовна, к нашему большому счастью, обрела, наконец, эту маленькую двухкомнатную квартиру на улице Терешковой и стала всячески созидать наше академическое сообщество, но уже с музыкальной стороны. Этого очень не хватало.

 

Как было на самом деле, я написал выше. Чтобы Алексей Андреевич Ляпунов или, тем более, Михаил Алексеевич Лаврентьев поехал за Верой Августовной в Барнаул?! Ни в каком сне такое присниться не может.

 

совершенно другая, простите, контора

 

И немного о работе в филармонии в те времена. Не надо думать, что дальнейшая жизнь Веры Августовны протекала легко. Надо было играть в любых залах, любых городов и поселков, любому зрителю, при любом числе присутствовавших.

 

Сергей Самойленко: О том, что представляла из себя в то время новосибирская филармония, в которой работала Вера Лотар-Шевченко, рассказывает ее нынешний художественный руководитель Владимир Калужский.

Владимир Калужский: Это совершенно другая, простите за слово, контора. Вообще, это была контора. С одной стороны, это была социальная адаптация. Ей надо было работать, иметь трудовую книжку. С другой стороны, странная система существования в то время заставляла ее быть человеком не штучным, с точки зрения использования ее возможностей, а человеком, находящимся на конвейере. Она должна была все время играть. Так же, как и любая другая пианистка.

 Да, надо было все время где-то выступать, выступать и выступать, чтобы получать зарплату. В любых залах, в любых клубах, в любых селах и поселках. Определенное количество выступлений в месяц. Такая была система.


Продолжение следует

Comments

stroler
Jun. 19th, 2010 06:56 am (UTC)
1. У Вас 24 записи - все сохранены. На открывшейся странице блога - последние 10. Чтобы прочитать предыдущие, нужно в самом конце страницы с постами кликнуть на "Previous 10" - откроется десятка предыдущих - и так далее.
2.Чтобы посмотреть про кого писали в "Чтобы помнили", надо на её странице "Профиль" кликнуть вверху "записи в ихбранном" Самому разместить в сообществе можно материал( если Вы записались в участники, а не просто в читатели) можно так:
Вы пишете пост, как обычно, но чтобы отправить его в сообщество выбираете при отправки поста соответствующий адрес в окошке "Отправить в". В сообществе Ваша запись появится не сразу - там сидит модератор, который прочитает, разместит и ответит Вам, сообщив адрес размещённого материала.
3.Просто скопировать весь текст и уопию отправить в свой журнал. Либо скопировать и поставить ссылку.
stroler
Jun. 19th, 2010 06:59 am (UTC)
Пардон за очепятки - моя слабость ... :-(((

Profile

best
mikat75
Михаил Самуилович Качан
Прошлое и настоящее

Latest Month

May 2016
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono